Category: транспорт

майорец

ОДНАЖДЫ в МЕТРО

Выбрался вчера в город по делам, спустился в метро, устроился поудобней, а напротив меня девушка. Не удержался сфоткал.

VFL.RU - ваш фотохостинг

Фотографировал только барышню, но получилась сценка. И текст к ней можно придумать любой. Не стал придумывать – пусть у каждого свой текст останется.
ежик

ЖЁЛТЫЙ ТРОЛЛЕЙБУС

Когда Окуджава не мог пересилить беду и отчаянье, он садился в синий троллейбус. Причём, на ходу. Смело. Безрассудно, я бы даже сказал – на ходу-то. Но чего не сделаешь в отчаянье. У нас, слава богу, нет ни беды, ни отчаянья, но троллейбус есть. Только жёлтый.
Collapse )

КЛИПМЕЙКЕРЫ 2

Всю неделю мы ждали дождя – дождь нам нужен был для картинки. В нашей истории у дождя главная роль второго плана. Ждали, ждали и дождались – в воскресенье после обеда дождь ливанул, как по заказу, а мы тут как тут.



Collapse )
майорец

СТОЛЫПИНСКИЙ ВАГОН 3

Начальника караула, старший прапорщик Александр сокрушенно вздыхает - последнее время среди тех, кого приходиться этапировать, неординарные личности встречаются все реже.

- В начале восьмидесятых мне пришлось конвоировать диссидента. Так у него только личных дел было восемьдесят томов! Мы ими одну камеру битком набили. А еще вместе с ним в ящиках следовала его библиотека. Одни научные труды. Осужденный этот был сотрудником института ядерной физики.

Разговорились. И зек этот спокойно так говорит, мол, пару дней назад к нему в СИЗО на свиданку американский сенатор приходил. Ну, думаю, понесло мужика. Формулы в голову ударили. Но разговор не прекращаю, когда еще с профессором поговорить доведется?

На станции вышел, купил «Аргументы и Факты», смотрю, а наш подопечный там интервью столичному журналисту дает и как раз про эту встречу с сенатором. Не обманул. Мы его тогда подробнее расспрашивать стали, за что срок-то получил?!

Оказалось – досталась ученому по наследству прекрасная коллекция картин. И положил на нее глаз один гэбешник. Спать спокойно перестал, так тянулся к прекрасному. Ну, и придумал – состряпал дело о шпионаже. Ученый-то по заграницам частенько мотался. Вот и доездился на симпозиумы.

Не знаю, врал он мне или нет на счет картин, только потом я его по телевизору видел – в Штаты эмигрировал.
А сейчас мы все больше убийц, воров и наркоманов возим. Был, правда, еще случай - в наш этап попала девушка совсем молоденькая.

Статья нестандартная – взятка. Девчонок обычно за кражи и наркотики закрывают. А тут – взятка! Да кто этой пигалице деньги придумал давать?! А главное, за какие услуги?

Представляешь, она сессию двоечникам за деньги закрывала! Сейчас этим никого не удивишь, а тогда – диковинка. Погорела на ничтожной сумме. Даже жалко её.

За окном показалась станция, где мне нужно было выходить. Начальник караула, словно проводник пассажирского поезда, предупредил - пора собираться.

- Может, поедешь с нами до конечной? Там такие места красивые!
- Спасибо. Лучше вы к нам!

ЭТАП
СТОЛЫПИНСКИЙ ВАГОН
СТОЛЫПИНСКИЙ ВАГОН 2
майорец

СТОЛЫПИНСКИЙ ВАГОН

Спецвагон ждет пассажиров в огороженном бетонными плитами пространстве. Поверх – колючая проволока и сигнализация. Автозак загоняется в «отстойник» через железные ворота и подгоняется вплотную к вагону. Посадка «пассажиров» происходит быстро – вместо проводника – конвойный с автоматом. В помощь ему - кинолог с ротвейлером.

Последний зек пересаживается в вагон. Машины отваливают от «столыпина» и начальник караула приглашает нас в тюрьму на колесах. Дверь за моей спиной закрывается, и я оказываюсь в одном пространстве с людьми, которых самый гуманный суд в мире приговорил к лишению свободы.

Нас проводят в лучшее купе. Начальник караула уступил. Повар приносит чай в подстаканниках. Грею руки о теплые бока граненого стакана и начинаю работать.

- родственники приходят проводить осужденных?
- да кто ж им скажет, когда этап пойдет?! А если кто-то из родных и появится за забором во время посадки, то во-первых, абсолютно ничего не увидит через забор. А во-вторых, мы будем точно знать, что от кого-то в СИЗО ушла информация об этапе. Служебное расследование в таких случаях обязательно.

- Кого охранять труднее мужчин или женщин?
- Без разницы. В зонах обычно женщин охраняют женщины. И скажу тебе по секрету, контролеров-женщин зечки боятся больше чем мужчину охранника. Одного взгляда бывает достаточно, чтобы конфликт потушить.

В этот момент вагон дергается – нас подхватила маневровая кукушка. За окном заканчивается забор с колючкой и появляется привокзальный пейзаж. Но зеки этого не видят – в столыпине окна для контингента не предусмотрены. Нас цепляют в хвост состава Ленинград-Воркута. Шутка.

- Есть одна льгота в женских колониях – продолжает полковник, - во время побега по женщине стрелять законом запрещено. Только в случае угрозы жизни охранника.

- Посадочных мест в столыпине сколько?
- Сегодня везем тридцать человек. Сам же видел - в камерах сидят по четыре, пять осужденных. Но если надо, в спецвагон можно поместить и 75 заключенных. С одной оговоркой – время в пути не более 12-ти часов. Санитарные нормы больше не позволяют.

- Я заметил, в одном «купе» - единственный «пассажир». Эта девушка представляет угрозу для окружающих?
- Физической угрозы не представляет. ВИЧ-инфицирована она. И никто не может поручиться за ее безопасность и спокойствие всего этапа, если девушку поместить в общую камеру.

Кстати о беспорядках. Караул, который сопровождает осужденных в пути, состоит из восьми человек. Все они вооружены дубинками и пистолетами - автомат в ближнем бою и на ограниченном пространстве бесполезен. Дежурная смена, прежде чем начать прогуливаться по коридору вдоль камер, облачается в бронежилеты - вдруг кто из зеков пронес в вагон заточку?..

Для особо буйных есть карцер. Узкий, темный стальной пенал, который наглухо закрывается металлическими шторками. В стальную нору даже заглядывать страшно.

Бодрствующие зеки с любопытсством наблюдают за моими передвижениями по вагону. Для них появление человека с воли – развлечение. Увидев в моих руках камеру, один зэка сверкает фиксой:

- Слышь братан, сфотай меня с корешом на обложку. А мы тебе за это баек расскажем!

- Отставить! – полковник строго смотрит сначала на зека, потом поворачивается ко мне, - они тебе сейчас понарасскажут. И про то, что сироты с детства, и про то, что сидят ни за что… У нас же в зонах ни за что сидят! Да?! – полковник смотрит зэку в глаза.

- Обижаешь начальник, - гундосит здоровенный детина со второго яруса и со смешливым чертом в глазах отворачивается к стене.

Мы отходим от камеры.

- Между прочим, у него - 18 лет за убийство, - полковник уютно располагается в купе за столом и вытирает руки салфеткой, - Обедать будешь?

(Продолжение следует).

ЭТАП
майорец

(no subject)

Нас привели в баню. И я точно помню, что заходили мы в раздевалку не строем и как-то сразу разделись все. Согласитесь – голые мужики трудно поддаются социальной идентификации.

Обычная советская баня – кафель местами отлетел, шайки цинковые, сантехника тоже не китайская. Но горячая вода есть. Правда, за ней нужно выстоять небольшую очередь к одному из трех кранов. Отвык я стоять в очереди. Давно отвык. Выхожу в предбанник – черт с ней с помывкой! В следующий раз.

И не спрашивайте, почему я был уверен – из этой бани нужно выходить через окно. Вышел. Никакой гнилой пожарной лестницы, как в песне Шевчука. Но ощущение гнилости присутствует. И запах. Этот запах… Разбуди меня среди ночи, я его сразу узнаю. Запах зоны. Даже если солнце и голубое небо – этот запах, как чугунная крышка накрывает тебя сверху.

- Чувак! Быстро вспомнил номер зоны и как зовут хозяина – это я сам с собой на ходу разговариваю. Не вспоминается. Дошел до угла здания и меня, как током – что я делаю?! Нужно обратно, в то же самое окно!
Последние мысли я додумывал уже набегу.

Влезаю – мужики голые и хоть одинаковые в своей голости, но явно другие. Не те мужики. На мое растерянное лицо внимания никто не обращает. Хотя, вру, кто-то за спиной громко прошептал:
- смотри, мужик потерялся.
Сказал кому-то и этот кто-то хихикнул. Баском так.

Сунулся в одну дверь, в другую – твою мать! Я влез не в то окно! Не узнаю помещения!!

Снова на улице. Крадусь вдоль дома, как самый настоящий преступник. Страшно до жопы. Вижу – парень у калитки курит. Подхожу, открываю рот, но вопрос задать не успеваю.

- ИТ 3521, - говорит парень, понимающе улыбается и протягивает зажигалку. Зажигалка ложиться в ладонь шершавым корпусом. Он чуть изогнут, словно над огнем подержали. Для чего хозяину столь неудобная форма, спрашивать постеснялся. Да и спрашивать уже не у кого – ушел парень.

Выхожу за калитку, мне нужно, очень нужно, чтобы сейчас во мне не опознали самовольщика. Делаю рожу попроще. И понимаю - левая рука сжимает в кармане изогнутый корпус зажигалки. Твою мать! Руки в карманах!! Непорядок. Выдергиваю руки и потираю ладони, словно снегом ожегся.
Никто не заметил. Ну, и, слава богу.

Привокзальная площадь. Стайка людей в военной форме с хохотом заходит в шашлычную. Это патруль. Документов у меня нет, денег тоже и одет я не по сезону. Делаю вид, что разглядываю на лотке хрень «все по 10 рублей». Дверь за последним патрульным захлопывается. Быстрым шагом иду к платформе.
- Пригородный поезд (не помню названия) отправляется со второго пути.

Пассажиры толкаются и ломятся в электричку так, будто в ней всего одна дверь. Попадаю в вагон и двери тут же захлопываются. Билета у меня нет.

- Следующая станция – Новослободская.
- Нормально, - проносится у меня в голове, - это кольцевая. На следующей мне выходить.
И тут же сам себя обрываю – БЛЯДЬ! ЭЛЕКТРИЧКИ НЕ ЕЗДЯТ ПО ТОННЕЛЯМ МЕТРО!!!

И просыпаюсь.

А вот, теперь скажите мне к чему бы все это с пнд на втр?

ЗЫ
Голоса людей на втором плане, цвет, запах и прочие 5D эффекты – все было настоящим.