Category: медицина

майорец

ТЁТЯ НЕ МОТЯ 2

НАЧАЛО ЗДЕСЬ

В октябре 2001 года неизвестный террорист использовал почтовую службу Соединенных Штатов Америки в качестве посыльного смерти. Почтальоны даже не догадывались о том, что разносили в конвертах по домам и офисам споры сибирской язвы. Среди населения началась настоящая паника!

Синхрон Ильи Дроздова - профессор, доктор медицинских наук, директор Российского противочумного ин-та Микроб в нулевых: Почему паника началась? Дело в том, что по данным американских СМИ этот штамм был разработан в одной из военных лабораторий. Эксперты утверждали – споры сибирской язвы были специально подготовлены для применения в военных конфликтах.

Модернизированный в лабораториях штамм способен сохранятся в любых погодных условиях и, в отличие от природного, эффективнее разрушает организм человека.

16-ть смертей – именно такую цену заплатили Соединенные Штаты неизвестному биотеррористу.
Рассылка по почте спор сибирской язвы прекратилась так же внезапно, как и началась. Но цель была достигнута - отныне ни один человек на Земле не может быть уверен в том, что в его тихую и размеренную жизнь не ворвется болезнь, спасенья от которой НЕТ.

Collapse )
майорец

ТЁТЯ НЕ МОТЯ

Было дело, работал я в телекомпании «ВиД» на проекте «Новый День». Автором работал. Знаете как это, работать автором? Приходишь в офис, и шеф тебя спрашивает: Ну?
А ты загадочно так отвечаешь: Щас, покурю только.
И в курилку идешь - после пожара на Останкинской башне в 2000 г. в телецентре с этим строго - стоишь, куришь, смотришь на башню и думаешь: почему, ну, вот, почему решительно все уверены в том, что сотрудники телецентра сидят в Останкинской башне? Это ведь не так…

Нет ответа. А сигарета кончилась уже. Вторая. И больше не лезет. И когда шеф снова задает свое НУ, тут уж хочешь, не хочешь, а нужно выдавать идею фильма.*

В общем, однажды я решил сделать кино о своей тётушке и ее коллегах-микробиологах.

- чего ж ты раньше молчал, что у тебя такие родственники?! – обрадовался продюсер.

А я и не молчал - моя тётя для меня была просто любимой тётей.




О героизме её я никогда не задумывался. Да она и сама не задумывалась. Просто любила свою работу и всё. Любила, но из долгих командировок возвращалась в слезах и хотела бросить ко всем чертям. И снова ехала.

Collapse )
майорец

ЧЕЛЮСТИ

- мальчик, открой рот, я только ваточку положу и все – хирург из детской стоматологии фальшиво улыбается и показывает мне свои руки, - видишь?

Действительно, в руках у страшного человека в белом халате, кроме куска ваты ничего нет. Открываю рот, и клещи тут же ухватываются за зуб.

- чччччорт! Крепкий какой. Мамаша, держите голову ребенку! – бабушка послушно кидается выполнять указание врача.
- не выходит… Ольга Владимировна, помогайте!

Медсестра приходит на помощь хирургу. В моей голове раздается страшный скрежет…

- таааак, пошел, пошел, пошел.
- аааааааааааа!!!!!!

Хирург и медсестра отлетают от меня и сбивают столик с пыточным инструментом. Хромированные железяки с лязгом падают на кафель.

- а вот и он, гнилой зуб! – радостно улыбается врач, - неужели больно?

Больно и обидно! Так обмануть. Ребенка!!

- бабуль, ну, почему нету таких конфет.
- каких, сынок?
- сунул в рот, они к больному зубу прилипли, ты конфету выплюнул, а зуб вместе с ней.
- куплю, куплю я тебе конфет, - бабушка гладит меня по голове и боль вместе с обидой растворяются в запахе ее руки.
Мне лет восемь. Перекресток Мичурина и Вольской, на которой была детская стоматология, я старательно обходил стороной еще лет пятнадцать.

- так больно?
- не а…
- а так? – стоматолог вгоняет крючок в дупло и внимательно смотрит на мою реакцию.

В голове взрывается граната, из глаз брызжут слезы. Я срываюсь:
- если в лоб вам заехать, будет больно?!
- вижу, вижу. Болит. А что вы хотели, голубчик? Приходите раз в пять лет, поэтому и зубы, как решето. Сейчас мышьяк положу, завтра после обеда удалю нерв.
- а если я завтра после обеда не могу?
- молодой человек! Мышьяк – это яд! Найдёте время. Тут делов-то…

С конца 80-х без анестезии я зубы больше не лечил. Я терпел, они умирали.
В середине 90-х кто-то додумался лечить зубы под общим наркозом.

- этот болит?
- похоже да.
- или этот?
- может, и этот. Вы же врач!

Укол в вену. Углы комнаты становятся округлыми и я проваливаюсь в наркотический сон.
- ты так матерился! Я думала, вся очередь от страха разбежится, - жена подталкивает меня к выходу мимо белых, как мел, лиц пациентов, - было больно?

Больно стало дома. Врач удалил нерв из здорового зуба. К утру боль стала такой невыносимой, что я вызвал такси на последние деньги, добрался до клиники и устроил скандал. Лечить бесплатно больной зуб сначала не хотели. Но я нашел аргументы.

- удалять? Да вы что?! – это уже нулевые. Врач смотрит на меня, как на неожиданно проснувшегося динозавра. Беззубого динозавра.
- корень здоровый. Штифт загоним и нарастим зуб.
- что сделаем?
- нарастим. Родная мама не отличит, где ваши зубы, а где искусственный.
- и давно этот метод придумали?
- а вы когда в последний раз у стоматолога были?

Десять лет спустя жевать дырками во рту стало проблематично, и я созрел.
Удаления нервов не заметил совсем. Обточка зубов под коронки была чувствительней. Да и то из-за проснувшихся детских страхов.
Через месяц из зеркала мне улыбнулся зубастый парень.

- ну? И как ощущения? – протезист хитро улыбался.

Язык пробежался по ряду новых зубов, не нашел брешей, удивленно замер во рту и попытался устроится поудобней.

- ощущения… будто в рот напихали орехов - и не проглотишь, и не выплюнешь.

- тебе бы книжки писать, - врач рассмеялся, - ну, ничего, к хорошему привыкаешь быстро.
- думаете, привыкну?
- да куда ж ты денешься?!

Второй день ощущаю себя акулой. Интересно, как она живет, когда у нее во рту 250 зубов в несколько рядов?

майорец

УБЕЖИЩЕ

удивительная штука память. вот 5 минут назад я совершенно не помнил о том, о чем сейчас скажу. не важная должно быть деталь и для повседневной жизни не нужная вовсе. видимо, потому и забылась до пяти минут назад.

всю жизнь моя бабушка чертила военные карты и работу свою любила очень. но своего внука она любила еще больше. когда стало надо, бабушка уволилась с любимой работы и устроилась самым обычным кассиром в трамвайное депо рядом с детским садиком, в который я ходил. так будет правильно, посчитала бабушка.

когда садик закончился, бабушка стала работать кассиром в аптеке. у аптеки было два входа - один для покупателей, второй служебный. чтобы попасть в служебный вход, нужно было пройти через подворотню с аркой.

на стене арки я однажды прочитал надпись БОМБОУБЕЖИЩЕ. стрелка указывала вглубь подворотни и привела меня в подвал аптеки. там в подвале были горы сокровищ: пачки этикеток, перехваченных резинками, разнокалиберные пузырьки и стеллажи с лекарствами. и все ЭТО когда-то было БОМБОУБЕЖИЩЕМ!

честное слово, даже тогда я понимал - надпись и стрелка со стены скоро исчезнут. они уже исчезали под слоем побелки.
и надписи этой больше нет. а я о ней почему-то вспомнил и представил и себя в подвале аптеки и тех, кто в этом подвале прятался от бомбежки за тридцать лет до меня.

надписи нет. но она есть.