Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

ЗВЕРИНАЯ улыбка КАПИТАЛИЗМА

- 49-ть рублей до Москвы?! – я недоверчиво смотрел на кондуктора автобуса и на всякий случай переспросил, - 49-ть?!!!
- С первого июня подняли цену.
- На четырнадцать рублей?!
- Да.

Я – замкадыш. До метро добираюсь на автобусе или на маршрутке. Это когда мне нужно в Москву. А нужно редко, потому и живу в ценах прошлого года.
Обычно я работаю дома – встал с дивана, дошел до стола и я на работе. Отошёл от стола – снова дома. Кайф. Но реальность на мой кайф имела виды – куда ж ты денешься из подводной лодки автобуса, сказала реальность и ехидно улыбнулась – плати и кати! 49-ть, так 49-ть. Доехал, как все.

На обратной дороге сел в маршрутку, протягиваю водителю полтинник, получаю сдачу пятнадцать рублей.
- ???
- А у нас цены не изменились – как было до нового года 35-ть рублей, так и осталось.

Удивительное дело – муниципальный транспорт поднял цену на проезд, а частники нет. Видел капитализм без улыбки? А улыбку без капитализма? У нас в Замкадье это всё запросто бегает по дорогам и жрёт друг друга: съешь меня, выпей меня, сядь в меня!.. А мы знай, уворачиваемся. Капитализм потому что и плюрализм. Тьфу-тьфу-тьфу.

КЛИПМЕЙКЕРЫ 2

Всю неделю мы ждали дождя – дождь нам нужен был для картинки. В нашей истории у дождя главная роль второго плана. Ждали, ждали и дождались – в воскресенье после обеда дождь ливанул, как по заказу, а мы тут как тут.



Collapse )

ПЕРЬЯ

Не помню, в каком классе взялся делать первую стенгазету. Помню, дедушка сразу предложил свою помощь. Но не так, чтобы сделать газету за меня, а так, чтобы я смог сделать её сам.
У деда был отличный почерк, а еще он здорово обращался с плакатными перьями. Вот, с такими.



Collapse )
ежик

ЭЛЕКТРИЧКИ

Нас привели в баню. Точно помню, подходили строем, заходили уже вразнобой. И как-то сразу разделись все, и понять, кто мы и почему строем шли, уже трудно. Да и некогда – полчаса на помывку.

Обычная советская баня – проплешины в кафеле, цинковые шайки, крашеные ржавые трубы, за кипятком нужно стоять в очереди. Отвык я стоять в очередях. Давно отвык. Осматриваюсь, ищу место куда приткнуться.

- Мыло подай!
- Я?
- Ты, ты! Чо башкой вертишь, пидор.
- Да на!! – мыло летит в фиксатую рожу. Еще вдогонку с левой. Глухой стук головы о кафельный пол. Недоумение на лицах голых людей комично. Недоумение это хорошо - есть пара секунд форы. Выскакиваю в предбанник – в следующий раз помоюсь!

Уверен, выходить нужно через окно. Одежду в охапку. Моя, нет, разберусь потом. Закрашенные масленой краской рамы распахиваются с треском. Осколки форточки сыпятся позади на подоконник. Проскочил. И замер на секунду - запах… Разбуди среди ночи, я его сразу узнаю, запах зоны. Даже если солнце и голубое небо, он, как чугунная крышка накрывает тебя сверху.

Почему я здесь? Как?!..
Чувак! Быстро вспомнил номер исправительного учреждения и как зовут хозяина – это я сам с собой на ходу разговариваю. Вслух. Голос реальный, всё остальное нет, - это не может быть правдой! Это ошибка!
Добежал до угла здания, перешел на шаг. Дыхание в норме, волосы пригладил. Мокрые? Кому какое дело почему? Да и спрашивать особо некому – пусто вокруг. Или нет? В метре от поворота, меня, как током – что делаю?! Нужно обратно, там, в бане точно не зона была.
А фиксатый? Не ссы пацан, решим.
Последние мысли додумываю на бегу. Вот оно, окно это!

Влез. Мужики голые, но не те. Или просто память на лица плохая? Нет, точно не те мужики. На меня никто внимания не обращает. Хотя, нет, за спиной громкий шепот:
- Смотри, мужик потерялся, - шептанул кому-то и этот кто-то хихикнул. Баском так и всхрюкнул даже.

Сунулся в одну дверь, в другую – не та баня! Окно то же, форточка с огрызками стекла, а помещения не узнаю!! Попал.

Снова на улице. Крадусь вдоль дома, как преступник какой. Вины не чувствую, а страшно до жопы.
Паренек у калитки курит, сигарету ладошкой прикрывает, будто дождь. Провожу ладонью по лицу – и вправду дождь. Когда успел, не заметил.
Подхожу, открываю рот, но вопрос задать не успеваю.

- ИТ 3521, - говорит паренек, понимающе улыбается и протягивает зажигалку, - Вечерняя поверка через 10 минут. Забыл?
Зажигалка ложиться в ладонь шершавым корпусом. Он чуть изогнут, словно над огнем держали. Для чего такая неудобная форма, спрашивать постеснялся. Да уже и не кого – ушел паренек. Хлопнул себя по карманам – ни одной сигареты.

Выхожу за калитку, мне нужно, очень нужно, чтобы сейчас во мне не опознали беглеца. Откуда беглеца? От кого? Но шаг замедляю, лицо попроще и взгляд пустой – как у всех. Они не обращают, и мне на них внимания жаль.

Левая рука сжимает в кармане изогнутый корпус зажигалки. Идиот! Руки в карманах – это вызов. А стычка не нужна мне сейчас. Хватит уже на сегодня. Непонятно еще, кого я там, в бане приложил. Выдергиваю руки, будто кипяток в карманах. Ладони к ушам, еще бабушка учила. Где теперь она и, главное, я где?

Привокзальная площадь. Стайка людей в военной форме с хохотом заходит в шашлычную. Патруль! Документов у меня нет, это я выяснил, еще когда сигареты в карманах искал. Денег нет тоже. И одет не по сезону. Отличная мишень! Склоняюсь над лотком, где «все по 10 рублей», краем глаза давлю косяка на солдат с красными повязками «патруль» на рукавах кителей. Вроде не заметили. Дверь за последним солдатиком захлопывается. Быстрым шагом иду к платформе.

- Электропоезд проследует со всеми остановками, кроме… - какой идиот придумал эту фразу?! Как остановки могут быть все, если есть и «кроме»? Бред! Чистый бред вокруг. Или вокруг всегда так?

Пассажиры штурмуют электричку, как в войну. Меня приподнимает от земли и несет к дверям. Если упаду между вагонами, никто не заметит. Никто, кроме меня. Опять это «кроме». Автоматические двери вздыхают и захлопываются за спиной. Билета у меня нет. Да и кто в такой давке проверяет билеты? Да хоть бы и проверили – расплатиться могу лишь зажигалкой с шершавым изогнутым корпусом. Этот уродец до сих пор в моем кармане. И то ли я держусь за него, то ли он меня держит здесь.

- Следующая станция – Новослободская.
- Нормально, - проносится у меня в голове, - это кольцевая. На следующей мне выходить.
И тут же обрываю себя – блять! ЭЛЕКТРИЧКИ НЕ ЕЗДЯТ ПО ТОННЕЛЯМ МЕТРО!!!

И просыпаюсь. Окно настежь, осколки форточки на полу, мокрая одежда рядом с кроватью. Когда начался этот сон? В тот момент, когда от сквозняка разбилась форточка? Но тогда сон раскручивался в обратном направлении, а потом из начала скакнул к финалу. Или нет? Или я по-прежнему сплю.

Нужно встать с кровати и закрыть окно. Простые действия обычно успокаивают, но не сейчас. Осколки стекла поблескивают в темноте пола, как десятки маленьких выходов куда-то. Я и они – одни в этой темноте. И в руке что-то – зажигалка с кривым шершавым корпусом. Подарок.
майорец

О СИЛЕ ЛЮБВИ СОЛДАТА СРОЧНОЙ СЛУЖБЫ В ХОЛОДНОЕ ВРЕМЯ ГОДА В АВТОБУСЕ

Ну, раз вы в такой день без любви не можете, пойду на поводу и потеху вас. Или вам? Да, неважно! Пошли уже)

Кузовкин готовился к этому дню неделю. Попросил ротного парикмахера соорудить модную стрижку, постирал х/б, достал из заначки приготовленные на дембель значки, повертел в руках и убрал обратно.

- ты чего загадочный такой? – дежурный по роте явно скучал, а Кузовкин уже пятый раз маячил перед глазами из бытовки в казарму и обратно.
- дык, это, в автопарк мне…
- на ночь глядя?
- мороз обещали, воду надо слить.
- у тебя ж тосол. Чего его сливать?

Кузовкин, молча, наматывал портянку и вопрос пропустил мимо ушей. Кому он слил тосол и почем, это его дело.

- Заморожу автобус, завтра в баню рота пешком пойдет, - топнул ногой, сапог сидел, как влитой, - а баня – это святое!
- ты поэтому так одеколоном воняешь, аж отсюда слышно?

- чо, сильно пахнет? – Кузовкин поднял руку повыше и принюхался к подмышке, - да вроде нормально.
- Шипр? – дежурный пытался штык-ножом поддеть из линолеума взлетки шляпку гвоздика и на Кузовкина не смотрел.
- сам ты - Шипр! Я этот Консул за 40 рублей в самоходе у спекулянта брал!
- ну-ну… - гвоздик пулей выскочил из линолеума и ударился в железные прутья оружейки, - 40 рублей за Шипр, это сильно.
- да пошел ты!
- боец?! Стоять! – дежурный было вскинулся, но Кузовкин уже перепрыгивал через пять ступенек и был на пути к первому этажу казармы.

***
- чего так долго? продрогла вся! – Машка прыгала у дыры в заборе автопарка и обиженно смотрела на солдата.
- не кипеши. Ща, согреемся! – и Кузовкин бережно подтолкнул девушку к лазу на территорию охраняемого объекта.

Дверь автобуса открылась со скрипом.
- да здесь холодней, чем на улице!
- тише ты! Все будет щас, - Кузовкин расстегнул шинель и достал из-за пазухи бутылку красного и кулек шоколадных конфет, - подтаяли немного. Спешил я.

- такой колотун, вином не согреешься…
- так, я, может, за водкой?
- какой же ты дурачок! Пока ты бегаешь, я тут примерзну насмерть к седушкам твоим. Ай! – девушка отдернула руку от металлического поручня – ледяной гроб прям!

- Погоди! – Кузовкин метнулся к замку зажигания и завел автобус, - за пару часов, литров пять сожгу, никто не заметит и нормально.
- иди уже сюда.

Кузовкин обернулся на шепот Машки и тут же забыл о бензино-часах.

***
- твою ж мать! Солдат! … - дежурный по парку стоял в проеме двери автобуса и пытался сформулировать мысль не на мате, - Тебя рота уже 15 минут у казармы ждет, а ведь не май месяц!
- сколько утра, товарищ прапорщик?! – Кузовкина подкинуло вверх из-под шинели.
Машки под шинелью уже не было.
- ушла, - радостно подумал Кузовкин, - и, слава богу! Я щас, товарищпрапорщик! Я щас!!

Движок не заводился.

- ты чего, спал здесь? – прапорщик только заметил, что в автобусе тепло.
- да не, товарищпрапорщик, движок грел, прикемарил чуток, - судорожно врал Кузовкин, яростно поворачивая ключ в замке зажигания.

- твою в три господа бога!.. у тебя ж керосин на нуле, солдат! Ты его сколько грел?!
- да я…
- таааак… - прапорщик перешел на зловещий шепот, - вот это, я понимаю, ты удачно мотор прогрел.

Кузовкин боялся повернуться, но повернулся. В вытянутой руке прапорщика, утратив все секреты минувшей ночи, бессильно трепетал Машкин лифчик.

- забыла, сука, - беззлобно подумал Кузовкин и улыбнулся – подумаешь, пять суток губы.
майорец

ДЕНЬГИ 2

- копейка рубль бережет, - любила говорить моя бабушка. А она знала, о чем говорила.




Бабушка работала кассиром в аптеке. Работала честно, но каждый раз после смены у нее оставались лишние деньги, когда 30 копеек, когда меньше.

- ух ты! – радовался я, - это сколько ж всего можно накупить?!
- сегодня лишние, завтра недостача может случиться, - говорила бабушка и убирала копейки в специальную коробочку. В конце месяца в коробочке могло не остаться ничего. Но чаще оставалось.

Collapse )
майорец

СТОЛЫПИНСКИЙ ВАГОН 3

Начальника караула, старший прапорщик Александр сокрушенно вздыхает - последнее время среди тех, кого приходиться этапировать, неординарные личности встречаются все реже.

- В начале восьмидесятых мне пришлось конвоировать диссидента. Так у него только личных дел было восемьдесят томов! Мы ими одну камеру битком набили. А еще вместе с ним в ящиках следовала его библиотека. Одни научные труды. Осужденный этот был сотрудником института ядерной физики.

Разговорились. И зек этот спокойно так говорит, мол, пару дней назад к нему в СИЗО на свиданку американский сенатор приходил. Ну, думаю, понесло мужика. Формулы в голову ударили. Но разговор не прекращаю, когда еще с профессором поговорить доведется?

На станции вышел, купил «Аргументы и Факты», смотрю, а наш подопечный там интервью столичному журналисту дает и как раз про эту встречу с сенатором. Не обманул. Мы его тогда подробнее расспрашивать стали, за что срок-то получил?!

Оказалось – досталась ученому по наследству прекрасная коллекция картин. И положил на нее глаз один гэбешник. Спать спокойно перестал, так тянулся к прекрасному. Ну, и придумал – состряпал дело о шпионаже. Ученый-то по заграницам частенько мотался. Вот и доездился на симпозиумы.

Не знаю, врал он мне или нет на счет картин, только потом я его по телевизору видел – в Штаты эмигрировал.
А сейчас мы все больше убийц, воров и наркоманов возим. Был, правда, еще случай - в наш этап попала девушка совсем молоденькая.

Статья нестандартная – взятка. Девчонок обычно за кражи и наркотики закрывают. А тут – взятка! Да кто этой пигалице деньги придумал давать?! А главное, за какие услуги?

Представляешь, она сессию двоечникам за деньги закрывала! Сейчас этим никого не удивишь, а тогда – диковинка. Погорела на ничтожной сумме. Даже жалко её.

За окном показалась станция, где мне нужно было выходить. Начальник караула, словно проводник пассажирского поезда, предупредил - пора собираться.

- Может, поедешь с нами до конечной? Там такие места красивые!
- Спасибо. Лучше вы к нам!

ЭТАП
СТОЛЫПИНСКИЙ ВАГОН
СТОЛЫПИНСКИЙ ВАГОН 2
майорец

СТОЛЫПИНСКИЙ ВАГОН

Спецвагон ждет пассажиров в огороженном бетонными плитами пространстве. Поверх – колючая проволока и сигнализация. Автозак загоняется в «отстойник» через железные ворота и подгоняется вплотную к вагону. Посадка «пассажиров» происходит быстро – вместо проводника – конвойный с автоматом. В помощь ему - кинолог с ротвейлером.

Последний зек пересаживается в вагон. Машины отваливают от «столыпина» и начальник караула приглашает нас в тюрьму на колесах. Дверь за моей спиной закрывается, и я оказываюсь в одном пространстве с людьми, которых самый гуманный суд в мире приговорил к лишению свободы.

Нас проводят в лучшее купе. Начальник караула уступил. Повар приносит чай в подстаканниках. Грею руки о теплые бока граненого стакана и начинаю работать.

- родственники приходят проводить осужденных?
- да кто ж им скажет, когда этап пойдет?! А если кто-то из родных и появится за забором во время посадки, то во-первых, абсолютно ничего не увидит через забор. А во-вторых, мы будем точно знать, что от кого-то в СИЗО ушла информация об этапе. Служебное расследование в таких случаях обязательно.

- Кого охранять труднее мужчин или женщин?
- Без разницы. В зонах обычно женщин охраняют женщины. И скажу тебе по секрету, контролеров-женщин зечки боятся больше чем мужчину охранника. Одного взгляда бывает достаточно, чтобы конфликт потушить.

В этот момент вагон дергается – нас подхватила маневровая кукушка. За окном заканчивается забор с колючкой и появляется привокзальный пейзаж. Но зеки этого не видят – в столыпине окна для контингента не предусмотрены. Нас цепляют в хвост состава Ленинград-Воркута. Шутка.

- Есть одна льгота в женских колониях – продолжает полковник, - во время побега по женщине стрелять законом запрещено. Только в случае угрозы жизни охранника.

- Посадочных мест в столыпине сколько?
- Сегодня везем тридцать человек. Сам же видел - в камерах сидят по четыре, пять осужденных. Но если надо, в спецвагон можно поместить и 75 заключенных. С одной оговоркой – время в пути не более 12-ти часов. Санитарные нормы больше не позволяют.

- Я заметил, в одном «купе» - единственный «пассажир». Эта девушка представляет угрозу для окружающих?
- Физической угрозы не представляет. ВИЧ-инфицирована она. И никто не может поручиться за ее безопасность и спокойствие всего этапа, если девушку поместить в общую камеру.

Кстати о беспорядках. Караул, который сопровождает осужденных в пути, состоит из восьми человек. Все они вооружены дубинками и пистолетами - автомат в ближнем бою и на ограниченном пространстве бесполезен. Дежурная смена, прежде чем начать прогуливаться по коридору вдоль камер, облачается в бронежилеты - вдруг кто из зеков пронес в вагон заточку?..

Для особо буйных есть карцер. Узкий, темный стальной пенал, который наглухо закрывается металлическими шторками. В стальную нору даже заглядывать страшно.

Бодрствующие зеки с любопытсством наблюдают за моими передвижениями по вагону. Для них появление человека с воли – развлечение. Увидев в моих руках камеру, один зэка сверкает фиксой:

- Слышь братан, сфотай меня с корешом на обложку. А мы тебе за это баек расскажем!

- Отставить! – полковник строго смотрит сначала на зека, потом поворачивается ко мне, - они тебе сейчас понарасскажут. И про то, что сироты с детства, и про то, что сидят ни за что… У нас же в зонах ни за что сидят! Да?! – полковник смотрит зэку в глаза.

- Обижаешь начальник, - гундосит здоровенный детина со второго яруса и со смешливым чертом в глазах отворачивается к стене.

Мы отходим от камеры.

- Между прочим, у него - 18 лет за убийство, - полковник уютно располагается в купе за столом и вытирает руки салфеткой, - Обедать будешь?

(Продолжение следует).

ЭТАП
майорец

(no subject)

Нас привели в баню. И я точно помню, что заходили мы в раздевалку не строем и как-то сразу разделись все. Согласитесь – голые мужики трудно поддаются социальной идентификации.

Обычная советская баня – кафель местами отлетел, шайки цинковые, сантехника тоже не китайская. Но горячая вода есть. Правда, за ней нужно выстоять небольшую очередь к одному из трех кранов. Отвык я стоять в очереди. Давно отвык. Выхожу в предбанник – черт с ней с помывкой! В следующий раз.

И не спрашивайте, почему я был уверен – из этой бани нужно выходить через окно. Вышел. Никакой гнилой пожарной лестницы, как в песне Шевчука. Но ощущение гнилости присутствует. И запах. Этот запах… Разбуди меня среди ночи, я его сразу узнаю. Запах зоны. Даже если солнце и голубое небо – этот запах, как чугунная крышка накрывает тебя сверху.

- Чувак! Быстро вспомнил номер зоны и как зовут хозяина – это я сам с собой на ходу разговариваю. Не вспоминается. Дошел до угла здания и меня, как током – что я делаю?! Нужно обратно, в то же самое окно!
Последние мысли я додумывал уже набегу.

Влезаю – мужики голые и хоть одинаковые в своей голости, но явно другие. Не те мужики. На мое растерянное лицо внимания никто не обращает. Хотя, вру, кто-то за спиной громко прошептал:
- смотри, мужик потерялся.
Сказал кому-то и этот кто-то хихикнул. Баском так.

Сунулся в одну дверь, в другую – твою мать! Я влез не в то окно! Не узнаю помещения!!

Снова на улице. Крадусь вдоль дома, как самый настоящий преступник. Страшно до жопы. Вижу – парень у калитки курит. Подхожу, открываю рот, но вопрос задать не успеваю.

- ИТ 3521, - говорит парень, понимающе улыбается и протягивает зажигалку. Зажигалка ложиться в ладонь шершавым корпусом. Он чуть изогнут, словно над огнем подержали. Для чего хозяину столь неудобная форма, спрашивать постеснялся. Да и спрашивать уже не у кого – ушел парень.

Выхожу за калитку, мне нужно, очень нужно, чтобы сейчас во мне не опознали самовольщика. Делаю рожу попроще. И понимаю - левая рука сжимает в кармане изогнутый корпус зажигалки. Твою мать! Руки в карманах!! Непорядок. Выдергиваю руки и потираю ладони, словно снегом ожегся.
Никто не заметил. Ну, и, слава богу.

Привокзальная площадь. Стайка людей в военной форме с хохотом заходит в шашлычную. Это патруль. Документов у меня нет, денег тоже и одет я не по сезону. Делаю вид, что разглядываю на лотке хрень «все по 10 рублей». Дверь за последним патрульным захлопывается. Быстрым шагом иду к платформе.
- Пригородный поезд (не помню названия) отправляется со второго пути.

Пассажиры толкаются и ломятся в электричку так, будто в ней всего одна дверь. Попадаю в вагон и двери тут же захлопываются. Билета у меня нет.

- Следующая станция – Новослободская.
- Нормально, - проносится у меня в голове, - это кольцевая. На следующей мне выходить.
И тут же сам себя обрываю – БЛЯДЬ! ЭЛЕКТРИЧКИ НЕ ЕЗДЯТ ПО ТОННЕЛЯМ МЕТРО!!!

И просыпаюсь.

А вот, теперь скажите мне к чему бы все это с пнд на втр?

ЗЫ
Голоса людей на втором плане, цвет, запах и прочие 5D эффекты – все было настоящим.
майорец

ИТАЛЬЯНЧИКИ

стоим на остановке. ждем автобус в Салерно.
из-за угла выворачивает синий монстр и даже издалека видно - битком.
- вот же блядь! - с выражением произносит девушка в двух метрах от меня.

ни до, ни после этого, русской речи в Минори я не слышал.





в мясной лавке умудрился спросить у продавца, сколько стоит свинина.
меня почему-то поняли и ответили, как родному.
свинина в Италии стоит столько же.

***
итальянский язык очень простой - слово "сандали" и звучит и пишется так же - Sandali.

***
разговариваю с продавцом в обувном магазине на беглом итальянском)
- где сделаны эти сандали?
- Я их делаю. вот этими самыми руками!

***
какая клёвая задница у соседки по лежаку!

***
итальянские дети не задаются вопросом - для чего нужны взрослые.
у 5-летнего пацаненка через забор улетел мячик. даже попытки не сделал побежать за игрушкой. увидел нас подошел к заборчику и вытянул вперед руки. молча.
через секунду в них упал мячик.

***
пляжный мальчик лет 35-ти на второй день уже узнавал нас в лицо. на третий - сделал попытку угадать откуда мы родом:
- ты из Сталинграда?
почти угадал.

мое имя он произносит, как Жимо.
мама миа!

***
второй день подряд с соседней горы доносятся залпы. в небо лупят холостыми черно-белыми снарядами.
- это?! да это праздник в соседнем городке! - улыбается старший официант.
- праздник каждый день?
- вчера в Амальфи отмечали день св. Андрея. сегодня в Ровелло - день святого Пантелеймона.

в памяти всплыла древняя реклама Фейри. там жители Вилла Рива давно бухАют и бУхают салютами в небо, а жители Вилла Баджо до сих пор моют посуду.

***
за стеной отчетливо слышен храп соседа.
а мы думали достаточно закрыть жалюзи, чтобы остаться наедине.

***
девушка в юбке - верхом на мотороллере. правой рукой придерживает юбку, левой - руль.
правша или левша?..