elshanec (elshanec) wrote,
elshanec
elshanec

Categories:

ЭТАП

Четыре часа утра. Тяжелые, высокие, стальные ворота пропускают во внутренний двор СИЗО два автозака. Ворота захлопываются со звуком безнадежности и на покрытый ледком асфальт из машин сыпятся конвоиры. Внимательно осматривают днища - вдруг кому придет в голову проникнуть в СИЗО нелегально или передать инструмент для организации побега?

Однажды так и вышло - дерзкие беглецы проломили стену камеры, выходящую на улицу, и разбежались в разные стороны в самом центре города. Ловили долго.

Затем конвойные сдают личное оружие - в стенах СИЗО огнестрельное оружие под запретом. Даже для офицеров не делают исключений. Следующие стальные ворота пропускают нас во внутренний двор тюрьмы.

По коридору первого этажа с тяжелыми сводами идем к большой камере. Здесь будут обыскивать осужденных, которые пойдут по этапу. Шесть столов в два ряда. Рядом с каждым столом - досматривающий тюремщик.

У входа в камеру - кинолог с ризеншнауцером. Собака без намордника. С детства не боюсь собак, но на всякий случай спрашиваю:

- Собачка не укусит?
- Да ты что?! Кузя смирный. Только на постояльцев ворчит. В полную силу работает в исключительных случаях.

Здоровенный ризен смотрит на хозяина, потом тычется носом мне в джинсы и утрачивает интерес – собаки натасканы на специфический запах зоны. Этот запах человек ни с чем не спутает, а уж сторожевой пес и подавно.

Офицер вносит в камеру конверты плотной коричневой бумаги - личные дела зеков. На конвертах – Ф.И.О. осужденного, год его рождения, данные о суде, вынесшем приговор, статья УК РФ и срок.

- То, что в конверте, конвою знать не положено, - объясняют мне, - наше дело маленькое - принял, обеспечил надежную охрану в пути, сдал с рук на руки.

Конверт с личным делом конвой вскрывает только в одном случае - при побеге.

В камеру по одному вводят осужденных. Они сами достают из сумок личные вещи и выкладывают их на стол для досмотра. Каждый предмет проверяется металлоискателем. Каждый шов тщательно прощупывается. Подошвы башмаков выгибают дугой – в них могут спрятать заточку. К концу обыска зек стоит перед тюремщиком в одних трусах.

- Консервы тоже вскрывать станете?
- Если возникнут подозрения, что упаковка не фабричная, то вскроем обязательно. Сигаретные пачки, которые с воли пришли, мы же вскрываем. Кто ж его знают, чего туда положить могут?

- А эти сигареты, почему врассыпную?
- Так положено продавать сигареты в ларьке на территории СИЗО.

Интересно, кем был продавец, которому пришло в голову продавать сигареты поштучно на воле?..

Тех, кого обыскали, по одному выводят из камеры и запирают в «обезьянник». Обыск у мужчин занял минут сорок. Женщинам для той же процедуры требуется гораздо больше времени. В своих баулах зечки везут с собой разрешенные в зоне вещи - кастрюли, сковородки, нехитрый гардероб и косметику.

Выходим во двор. Зеки помогают друг другу грузить в автозак багаж. Днища автомобилей снова тщательно осматривают с помощью зеркал на шестах. Автозаки выруливают к воротам.

- Железную балку видишь? – спрашивает меня полковник.
- Не увидишь ее. Это ж противотанковый ёж почти!
- Угадал. Это засов. Когда ворота на него закрыты, выбить их можно только на танке. Что, сам понимаешь, в городе затруднительно.

Наша машина пристраивается в хвост колонне автозаков. Следующая остановка – вокзал, столыпинский вагон.

P.S.
Этот репортаж я написал лет 15 назад. Зачем-то решил вспомнить. Пургой что ли навеяло?
Если интересно, свисните, там продолжение есть)
Tags: истории, репортаж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments