elshanec (elshanec) wrote,
elshanec
elshanec

Categories:

БЭЙДЖ

По-русски просто бирка. Согласись, журналист с биркой и журналист с бэйджем – совершенно разные люди. Появились эти бирки в начале 90-х. Журналисты еще не появились, а бирки уже.


Скажешь, вру про отсутствие журналистов в стране? Ничуть. Отлично помню пресс-конференции начала 90-х.
Ведущий мероприятия представляет участников пресс-конференции, участники пресс-конференции долго и нудно рассказывают о том, какие они молодцы и в завершении слова:
- А теперь ваши вопросы.

И тишина. Вопросов нет.
Понимаю, выглядит хвастовством, но в моём городе я был одним из первых, кто начал задавать вопросы на пресс-конференциях. Да чего уж там, первым я был с вопросами.
У меня с детства привычка – если непонятно, задай вопрос.
Журналистские расследования? Ты о чем?

Сам узнал про эти расследования из американского фильма «Я люблю неприятности». Картина бывшего и будущего потенциального противника в доступной форме рассказывала о том, каким должен быть настоящий журналист. Таких в моём городе не было и я решил начать с себя. Вперёд не стану забегать, потом расскажу. Вернусь к вопросам.

Интервью - это просто. И сложно тоже. Потому, что хороший вопрос – это вопрос, на который ты знаешь большую часть ответа. Убедился я в этом лично, когда главный редактор «Земского обозрения» дал мне задание взять интервью у местного политолога. Фамилия политолога была Чернышевский.

Кто такой этот Чернышевский я понятия не имел, а интернета тогда не было. Господи, как же мы добывали информацию без интернета?! (прости, это личное).
Итак, про своего Чернышевского я знал только то, что есть Н.Г. Чернышевский писатель-разночинец, философ и революционер. И когда философ не сидел на каторге, то жил и работал в Саратове. Где ж ему еще было жить, если он здесь и родился?

Про однофамильца знаменитого Чернышевского я знал меньше. Ничего. Но уже до интервью был настроен скептически: что дельного может рассказать человек с фамилией Чернышевский, если есть совершенно дурацкий роман «Что делать?» и подписан он той же фамилией?

На самом деле я вру. Я просто сказал редактору – да, уточнил, о чем будет интервью, и взял редакционный диктофон. Первый и единственный вопрос на этом интервью был таким: Что вы можете сказать по поводу войны в Чечне?

Следующие 60 минут я просто следил за тем, чтобы кассета в диктофоне была вовремя перевернута.
Когда я расшифровал запись и обработал её литературно, мне даже и в голову не пришло поставить под этим материалом свою фамилию. Чернышевский – отличная подпись для такого текста.

В тот раз я работал подставкой для микрофона. И это был единственный раз в моей жизни, когда было так.
Вещи разные нужны, вещи разные важны, да. Но это не ко мне.

***
В начале августа 1999 года в Саратов приехала группа «ДДТ». Новый альбом, который они катали по стране, назывался «Мир номер ноль».



Аккредитацию на концерт я получил мгновенно. Чуть медленнее удалось договориться с турменеджером группы об интервью с Шевчуком. В номере за мной тут же закрепили полполосы.

Готовиться к концерту я начал заранее: перелил бутылку водки в пластиковый баллон с Пепси и плотно завернул крышку. В те времена милиционеры еще пускали на стадион зрителей с безалкогольными напитками в пластиковой таре. Стало быть, этот вопрос был закрыт. Оставались вопросы к Шевчуку.

Скажешь, что за свинство пить на работе? Согласен. А кто не пьёт?! (с) Да и что там было пить-то – 500 гр водки на полторашку газировки и трех-четырех коллег журналистов? И потом, когда слушаешь песни «ДДТ», рука сама тянется к стакану. Это не я сказал, это коллега по цеху Юрия Шевчука заметил. И заметил верно.

Водка закончилась быстро, а концерт нет. Скучный был новый альбом у «ДДТ». Но мы ждали финала, нам было обещано интервью.

- Интервью не будет, - сказал турменеджер, когда никого не осталось на стадионе с подходящим моменту названием «Динамо». Техники деловитыми муравьями ползали по железным фермам над сценой, журналисты ежились под моросящим дождиком. Каждый был занят своим делом.

- Но нам интервью обещали!
- Шевчук устал. Сорвал голос и лечится.
- Коньяком?

Вопрос был риторическим.

Утром мне нужно было сдавать текст. Вопросы были без ответов. Но не мог же я на полполосы задорно написать – на этом месте должно было быть интервью с Юрием Шевчуком! Я бы сам себя не понял, а главный редактор тем более. Время шло к дедлайну (я тогда и слова-то такого не знал, оно еще позже слова «бэйдж» появилось), короче, время шло, а текст нет. И тогда…

- Откуда у тебя это интервью? – главный редактор уже знал, что Шевчук опрокинул всех журналистов города и был удивлён, что держит в руках эксклюзив, - Это его слова?
- Да.
- Где и когда он тебе дал это интервью?
- У меня дома. Сегодня. С семи до девяти утра.
- ???
- Это слова из его песен. Только из стихов я убрал рифмы. Всё по-честному: я задаю вопросы, он отвечает.

Эксклюзивное интервью вышло без купюр. Подзаголовок «виртуальное интервью» главный редактор убрал – читателю не обязательно знать технические подробности.
Tags: планшет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →