March 3rd, 2019

вратарь

ПЛАЧЬ ЯРОСЛАВНА

Шесть лет назад этот текст написал. Оказывается, уже тогда было модно уходить из одной соцсети в другую. Ан масс, как говорил профессор Выбегалло у Стругацких. Я французскому не обучен, я так говорил:

Вот, стоишь ты, ждешь автобус. Долго ждешь. Другие автобусы подходят, а твоего всё нет и нет. И вроде бы не опаздываешь никуда, а не по себе всё равно – ведь едут же люди, а ты нет. А и черт с ним! – думаешь, - и пешком. Проходишь квартал, за ним ещё, а там, глядишь и… обгоняет тебя автобус. Твой. А в нём люди с той остановки, с которой ушёл минут десять назад. И они едут и даже не смотрят на тебя, когда мимо проезжают. Чего им на тебя смотреть? – так, полчаса вместе на одной остановке проторчали. А если и заметит кто, наверняка подумает – вот, видишь, постоял бы ещё минут 10-ть, сейчас бы ехал, как все, а теперь пешком, пешком, дружок…

Но ты ж понимаешь, это не он так подумал, это ты за него подумал, что подумал он так. А тот, что в автобусе, может он в этот момент про начальника своего самодура вспоминал или о том, что у него за свет три месяца не плачено, а ещё маме нужно помочь, а ему и самому кто бы помог. А ты за него взял и подумал, что он подумал о тебе не так, как бы ты хотел, чтобы о тебе думали.

Вот, ты представлял себе хоть раз свои похороны? Ну, ты такой весь в гробу и цветах, а вокруг родные, близкие, друзья… и каждый что-то говорит про тебя хорошее, а о плохом старается не вспоминать, хотя есть, есть что вспомнить-то, плохое. Не ангел ты потому что был, ни при жизни, ни тем более сейчас, в смысле в гробу. И вот они чего-то говорят про тебя хорошее, а тебе уже всё равно, тебя ведь нет уже, а они говорят и говорят, и такой ты выходит весь положительный, что непонятно, зачем и умирал?
Дай, думаешь, воскресну и хоп!.. - оказываешься в автобусе. В том самом, который в первой серии мимо тебя обидно проезжал.

От я молодец! – снова думаешь, - живой, практически здоровый, да ещё и еду. А всего-то и нужно было лишних десять минут постоять. Как все. И тут замечаешь, что автобус никуда не едет. Причём давно – сломался автобус. И водитель честно об этом в микрофон объявляет и открывает двери. И кто-то сразу выходит, а большинство ждут – вдруг водитель ошибся, и автобус не очень-то и сломался, и починится сам собой, и поедут они дальше. И стоят и ждут. И ты вместе с ними. Десять минут, двадцать и постепенно салон пустеет, а ты стоишь и ждёшь и думаешь – вот, зачем воскресал? Лежал бы себе сейчас в цветах и слушал бы о себе только хорошее.

А никто плохого не то чтобы не сказал о тебе, не подумал даже. Ты сам за них всех подумал, но только так, будто это они о тебе подумали и сделали тебя лучше или хуже, но не тебя такого, каким ты себя всю жизнь знал или думал, что знал. И вот, подумал ты про всё про это и умер ещё раз в пустом салоне автобуса. Теперь уже совсем.

PS
А про Ярославна никто даже и не вспомнил. Потому, что нет никакого Ярославна, про него даже в школе не проходили.