March 22nd, 2013

майорец

ТВ-2

В телецентре Останкино есть места, куда не ступала нога журналиста. 200 тысяч квадратных метров! Попробуй, наследи на каждом. Но мы честно старались. Пробрались, и куда можно, и где фиг пройдешь без пропуска и согласований со службой безопасности.

Здесь пропуск не нужен. Достаточно официального письма с несколькими подписями и печатями - материальные ценности как-никак.
Это - мужская костюмерная. Две тысячи мужских костюмов здесь! Есть еще и женская и там платьев почему-то побольше. Тут даже смирительная рубашка в наличии. Всегда наготове, отдельно на вешалочке висит. Ждет кого-то.

А это я - никого не жду. Пытаюсь изобразить английского колониста в дебрях Амазона. На голове у меня пробковый шлем. В нем наш ведущий снимался в первом выпуске программы. По-моему, раритет мне к лицу.




Collapse )

МАРМЕЛАДКА и НЕИЗБЕЖНОСТЬ

- Дайси! Дайси! - Мармеладка уткнулась в папину ногу и требовательно протянула ручки вверх, - Дайси! - повторила она для убедительности, но убедить не смогла.

- Подожди, Мармеладка, мама и папа заняты, - папа склонился над белыми листочками и начал грызть ручку, - Ничего не понимаю в этих эндефеэлах.

- Чего в белых листочках может быть непонятного? - нахмурилась Мармеладка, - берешь фломастер и некрасивые белые листочки превращаются в красивые. Это же просто, пап.
Пааап! Папаааа! На фломастер! На!

- Мы обязательно порисуем, Мармеладка. Только позже, - мама попыталась пригладить упрямый вихор на мармеладкиной голове. Вихор не приглаживался.

- Франклин был прав, - папа отложил в сторону ручку, - В жизни неизбежны только смерть и налоги. Пойдем, чаю попьем.

И ушли на кухню. А Мармеладка осталась.

- Чего это только две штуки неизбежны? - кряхтела Мармеладка, карабкаясь вверх по стулу, - я, например, очень даже неизбежная. Не избежишь от меня.

Когда мама и папа вернулись в комнату, Мармеладка тихонечко сидела на столе среди вороха белых листочков. В руке Мармеладка держала красивый розовый маркер.