November 24th, 2012

ежик

(no subject)

Торговец живой рыбой здоровается и улыбается, даже если не покупаю.
В булочной всякий раз норовят вручить младшей шоколадку.
От овощного киоска не уходим без яблока, банана или мандаринки в подарок ребенку.
На просьбу продать пакет молока, слышу:
- извините, вашего сегодня не привезли.

В жопу гипермаркеты!
ежик

РАРИТЕТ

Два предмета, эдакий…




…и такой




Один деревянный и усеян зазубринами, как шестерня. Второй из стали и покрыт тефлоном. Но суть одна – оба утюги. Только один сопляк совсем, а другой дряхлый старик. Рубель называется.




Трудно представить, но еще 50-70 лет назад наши бабушки такими пользовались. Вымытое и отжатое влажное белье наматывали на скалку и катали его рубелем по твердой поверхности. Не мытьем, так катаньем – отсюда ноги у пословицы растут.
В результате таких манипуляций, грубое домотканое полотно становилось гладким и мягким. Говорят, этому способу глажки тысяча лет. А я на помойку вышел и без всякой машины времени – хоп, и на тысячу лет назад. Ну, ладно, ладно, не на тысячу, на полвека, максимум лет на семьдесят. Зато ни мне, ни вам по этому поводу в Краеведческий музей уже не нужно.
ежик

АНДЕРСен

Андерс Брейвик, 33-летний гражданин Норвегии, после отбоя не ложился спать. Дождавшись, когда в коридоре стихнут шаги надзирателей, он накинул махровое полотенце на ночник и только после этого щелкнул выключателем – белое пятно света от энергосберегающей лампы выхватило из полумрака камеры аккуратную стопочку листов формата А4. Брейвик осторожно, чтобы не скрипнуть, присел на стул и принялся аккуратно выводить буквы. Поначалу выходило плохо – пальцы, привыкшие к клавишам лэп-топа, решительно не желали слушаться. Но упорству Андерсу было не занимать.

Милый дедушка, и пишу тебе письмо. Поздравляю вас с наступающим рождеством и желаю себе…
Тут Брейвик задумался, помусолил во рту гибкую резиновую ручку и принялся составлять список требований. За этим занятием и застал его надзиратель тюрьмы «Ила».

- все пишешь?

Узник одиночной комфортабельной камеры оставил вопрос без ответа, лишь сгорбился и, как школяр, прикрыл листок локтем.
- и кому если не секрет? – вежливо продолжил разговор надзиратель, сделав вид, что не заметил высокомерного молчания обитателя камеры.
- секрет, - огрызнулся Брейвик и скороговоркой пробурчал себе под нос, перечитывая из начала письма – …милый дедушка, один ты у меня остался заступник…

- и кто ж тебя, сироту, обидел? – профессионально заинтересовался тюремщик, по привычке расслышав произнесенную шепотом фразу.
- да ты и обидел! Вы!.. Вы все унижаете меня здесь каждый день!!
- например?
- зубы чистить и бриться только в присутствии персонала, - начал загибать пальцы Брейвик, - тотальный шмон камеры и личный досмотр каждый день. Деревянную швабру для уборки камеры не дают…
- по инструкции не положено, - попытался оправдаться надзиратель.
- а ручка?! Нормальная человеческая ручка, а не эта резиновая хуйня! Тоже по инструкции?!
- в целях безопасности Вас и персонала.
- чистой воды садизм! Так и напишу, - и Брейвик с удвоенной энергией застрочил по листу:

Через одного садисты здесь, милый дедушка! А третьего дня была мне выволочка. Директор тюрьмы выволок меня из камеры и при всех, ПРИ ВСЕХ, зачитал распорядок дня, который я себе составил и требовал от персонала его соблюдения. Он читал, а все ржали! Ну, и не сдержался я, крикнул, что ненавижу! Толерантность эту проклятую, Евросоюз и селедку норвежскую, тоже ненавижу! Селедку особенно. И откуда она взялась в моих руках, ума не приложу. Только очнулся я, когда уже начал ейной мордой директора в харю тыкать!

С тех пор, милый дедушка, кофе горячий мне не подают. Они ведь что выдумали – завтрак из основного корпуса доставлять. И пока из основного корпуса его доставят, это уже не кофе, помои!

- зря ты так, - заглянул Брейвику через плечо надзиратель.
- не лезь! Кто тебе дал право нарушать мое жизненное пространство?!
- извините, я машинально, - неожиданно перешел на вы надзиратель, - больше не повторится.
- конечно, не повторится! Уволят тебя завтра. Как есть уволят.

Приезжай, милый дедушка, - уже подходил к финалу Брейвик, - и забери меня отседа. Христом Богом прошу. Пожалей ты меня сироту несчастную. Скука здесь такая, что и сказать нельзя. Всё плачу.

- Натко вот, отправь, - Брейвик протянул надзирателю упругий конверт, - там 27 листов и опись вложена. Смотри, если адресат не досчитается!
- как можно?!
- знаю я вас. А в прочем, знаю. Поди, и вскрывать не станете, либералы несчастные.
- как можно?!
- что ты заладил своё какможно?
- виноват!
- ну, ступай уже, - как-то сразу успокоился Брейвик.
- а по какому адресу, изволите? Вы адрес забыли указать, - уже от дверей поинтересовался тюремщик.
- вот же деревенщина! Сами догадаться не можете? Ладно, давай уже, - Брейвик подскочил к надзирателю, выдернул из его рук конверт, прижал к стене и старательно вывел:

В королевский дворец, Херальду V лично в руки.

http://ria.ru/world/20121124/912048723.html