August 8th, 2012

ежик

ТРИ ТЫСЯЧИ

- Три тысячи рублей?! – обрадовался корреспондент Ратибор Евтюшкин.
- Знаков. Причем без пробелов. Успеешь? - редактор отдела «Жизнь города» серьезно смотрел на Евтюшкина:
- Завтра сдаем номер в печать. Кстати, откуда имя такое у тебя?..

- дурацкое? – покраснел корреспондент.
- …редкое, - притворно закашлялся редактор.
- Дедушка настоял. Сон ему приснился про богатыря Ратибора. Героический.
- Дедушка? – заинтересованно посмотрел на Евтюшкина редактор.
- Да нет же! Ратибор, он в дедушкином сне целую рать поборол. Там еще татаро-монголы фигурировали, - от волнения у Евтюшкина получилось «фигулиловари», и он покраснел еще больше.
- На чем, говоришь, настаивал твой дедушка? А главное что?

- Анатолий Николаевич, дедушка не пил!
- Не пил, так не пил. Ты-то выпиваешь?
- Я же на работе!
- Когда это нашего брата останавливало, - мечтательно протянул редактор, - Так, Евтюшкин! У меня и без тебя дел по горло! – и редактор сделал вид, что погрузился в чтение верстки.

- Кхе, кхе, - напомнил о себе Евтюшкин уже от дверей.
- Снова ты?!
- Так, это, Анатолий Николаевич, денег бы для такого дела. Без денег не даст. Ну, интервью.
- Ладно, - сокрушенно вздохнул редактор, - скажешь в бухгалтерии, я велел выдать.
- Спасибо! – Евтюшкин уже было выскочил за дверь, но вернулся, - А сколько?
- Три тысячи!
- Знаков? – на всякий случай переспросил корреспондент.
- Рублей! – отрезал редактор отдела, - и чтоб до завтра я тебя больше не видел.

***
- Репортаж об уличной проституции?! Ну, ты, Ратиборька, даешь! – восхищенно присвистнула записная сорви-голова отдела Александра Лось, - Я с этой темой редактору месяц надоедала. Для рубрики «Испытано на себе».
- И чо?! – испуганно посмотрел на коллегу Евтюшкин.
- Да ничо! Сказал, нам только проституток в отделе не хватает и тему зарубил. А тебе, гляжу, попёрло.

- Это с какой стороны посмотреть, - и Евтюшкин озадаченно вздохнул.
- А тебе с какой больше нравится? – девушка соскочила со стола и чуть не вплотную приблизилась к коллеге, - так? – Сашка игриво обнажила плечо, демонстрируя Евтюшкину почти невидимую бретельку бюстгальтера, - или так? – и провела кончиком языка по верхней губе.

- Ты ваще что ль?! – отшатнулся Евтюшкин, - вдруг войдет кто?!
- Погоди, погоди, - рассмеялась девушка, - ты что ли никогда не был с проституткой?!
- Зачем мне это нужно?!! – возмутился Евтюшкин и густо покраснел.
- Ну, не скажи, - Сашка еще ближе придвинулась к парню, и в ее голосе послышались интонации, от которых у Евтюшкина на лбу выступила испарина.
- ЭТО очень даже нужно. Я без ЭТОГО жить не могу. Ой! Кажется у меня лифчик расстегнулся. Поможешь? – девушка повернулась спиной к Евтюшкину и задрала майку.

- А ты, Евтюшкин, молодец! – заглянул в дверь кабинета редактор, - тренируешься перед заданием? Скажи-ка мне, Александра, он одной рукой лифчик расстегнул или как?

- Да ничего я не расстегивал! – закричал Евтюшкин и убрал руки за спину, - оно само!
- Ну, не буду мешать, - улыбнулся редактор и закрыл за собой дверь.
- Он меня теперь уволит? – Евтюшкин открыл окно и подставил пунцовое лицо июльскому ветерку.
- Было бы за что, - хмыкнула Сашка, поворачивая ключ в двери.
- Ты это чего?!
- Да так…

***
- Молодец! Уложился в три тысячи!
- Вот, еще сдача осталась, - и Евтюшкин выложил на стол перед редактором два мятых полтинника.
- Да в знаки! В знаки уложился, говорю. А текст! И редактор процитировал: «Незаметным движением руки она расстегнула бюстгальтер, а ее язык быстро скользнул по верхней губе: У тебя это в первый раз, дурачок?..»
- Можешь! Можешь, когда захочешь! Так все и было?
- Ну, в общих чертах, - и Евтюшкин снова покраснел.