July 23rd, 2011

майорец

СТАРШИНА

Выучиться на прапорщика может каждый. Каждый не может стать старшиной. Написал и вздрогнул – мудрость что ли ляпнул? Не, не мудрость. Просто сказал, как есть.

Был у меня в армии старшина Михаил Юрьевич. Маленький, кругленький, в очечках. Фамилия у старшины была (что это я?! Фамилия наверняка жива и здорова, вместе с её носителем), да. Фамилия Круглов у него была. Но из-за пристрастия старшего прапорщика разговаривать перефразированными цитатами русских и не только поэтов лично я звал его Михаил Юрьевич НоНеЛермонтов.

Вот, одна из его любимых:
- и пошли они солнцем палимы. Повторяя, ебись оно в рот!

Исполнялась цитата перед строем нас, накануне выдачи увольнительных в город. Заветную бумажку с указанием времени убытия и прибытия в часть, получали не все. Мало кто получал.

Михал Юрьевич характер имел строгий, но хозяйственный. Идем с ним как-то в штаб части и видим в кустах у дороги металлическую лестницу.

- что это?! – кинематографично всплескивает руками старшина.
- лестница лежит, товарищ старший прапорщик!
- вижу, что лестница, почему еще не в расположении роты лежит?!

Вот, говорят, военные – салдафоны и шутки у них дурацкие. Ну, какие же дурацкие, когда чуть ли не в каждом слове истина:

- чем солдат отличается от ребенка? – и, не дождавшись ответа от строя бойцов, НоНеЛермонтов сам же отвечал, - только размерами хуя!

Свои звание и должность НоНеЛермонтов любил и даже не пытался этого скрывать:
- плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, - пауза, лукавый прищур глаз и… – но я же не солдат!

Старшину мы не любили. Нет, скорее недолюбливали. Как можно долюбливать человека, который на вопрос – а как, как я могу чисто вымести плац ТАКИМ веником?! Неизменно отвечал:
- а мне не главное, чтобы чисто было. Главное, чтобы ты заебался.

Только через годы открывается истинная мудрость фразы. А тогда Михал Юрьича мы недолюбливали, в том числе и за неё.
Но все познается в сравнении.
Уехал как-то наш старшина на курсы повышения квалификации (хотя куда уж дальше повышать) и образовалась в роте вакансия. И приходит к командиру соискатель на освободившееся место.

- вы что умеете делать? – спрашивает ротный.
- я – прапорщик.
- то, что вы прапорщик, вижу. Делать вы что умеете?
- я - прапорщик.
- специальность какая?! – не выдерживает капитан.
- я ж говорю, прапорщик я!

Открытой осталась вакансия.

МЫЛО

Не электронная почта. И не сериал. Обыкновенное хозяйственно мыло. Думал и не выпускают уже такого. Ан нет. Продуктовый рынок, хозяйственный отдел, цена 10 руб. никакой упаковки!




Запах сногсшибающий. Но все равно не так пахнет, как при его производстве. Не приходилось бывать в окрестностях мыловарни? Повезло. Жуткая вонь в радиусе километра и костная пыль миллиметровым слоем на всех поверхностях.

Зато отстирывает это химическое оружие практически любые пятна. Почище всяких там импортных отбеливателей. Бабушка строгала брусок мыла тонкими полосками и ссыпала в цинковый бак. Белье помешивалось деревянными щипцами. В детстве я любил щелкать ими, представляя, что это клюв цапли.

Стирка в доме была грандиозным событием. Затевались на весь день. В кухне стоял туман от кипятившегося белья. Из тумана у газовой плиты проглядывала плотная фигура бабушки. Бабушка командовала:

- Михаил! Миша?! Воду менять пора. Неси свежую!

И дедушка нырял в туман сначала с ведром чистой воды, а потом выныривал из этого марева уже с мыльными ведрами. Выливалось все это дело прямо на мостовую. Центральной канализации на улице Гоголя тогда не было. И сейчас нет.

А вонючее хозяйственное мыло есть. Приставку НАНО к нему добавит кто-нибудь предприимчивый, и мыло это всех нас еще переживет.