March 22nd, 2011

ДОМ

Дом моего детства – дом на улице Гоголя. Не квартира, не пара комнат в доме с общей кухней, а именно дом. Целиком. С большим двором и фруктовым садом. Его купила моя прабабка. Продала все, что у нее было в деревне, пришла пешком в город и купила.
Дом был старый и историй знал много.




- хозяин, тебе табличка эта нужна? - мужчина средних лет вопросительно смотрел на моего деда и ждал ответа.
- да мы к ней привыкли как-то. Сто лет висит к дому прибитая, пусть и дальше висит.

Дед к гиперболам не прибегал, дому действительно было лет сто, если не больше. И когда на этом доме появилась табличка страхового общества «Саламандра», никто не знал.
Когда-то табличка выглядела так:




Дом много раз перекрашивали. Ящерицу, которая в огне не горит, тоже закрасили зеленым.
Неискушенный прохожий, если бы и поднял голову вверх (чего многие люди попросту не делают никогда), мог предположить - у хозяина дома, дома не все. Ну, стал бы нормальный человек прибивать к фасаду крышку от большой банки атлантической селедки пряного посола? Вооот!
А закрашенная зеленой краской табличка страхового общества «Саламандра» (1846 г. между прочим), выглядела именно, как крышка из-под селедки.

Мужчина, задавший деду вопрос, головой вертеть умел, и явно был искушен в предмете.
- да зачем она тебе? Я и денег хороших дам. Десять рублей.
- …
- ладно, двадцать. Да черт с ним – двадцать пять! Коллекционирую я их. Понимаешь?!

- четвертной, конечно, деньги хорошие, - начал, было, дед, и глаза коллекционера вспыхнули:
- значит, по рукам?!
- …но не я ее сюда прибивал, не мне и срывать. Пусть будет.

- зря ты так, - сдулся неожиданный покупатель, - я ж по-хорошему хотел.
- ну, значит, не судьба, - закончил торги дед, - будь здоров.

Через пару дней дед по обыкновению вышел покурить на завалинку и увидел, точнее НЕ увидел вот это




- вот же стервец! – дед растоптал только что прикуренную приму, - украл-таки!

Когда и главное КАК коллекционер свинтил табличку с Саламандрой мы так и не смогли выяснить – соседи ничего не видели, а милицию волновать не стали. Да и стала бы волноваться наша милиция по таким пустякам.

- хорошо, что этот стервец не знал, что лет 20-ть назад мы в этом доме клад нашли.
- клад?! – я тут же забываю про книжки и пластилиновых индейцев, остановив их поход в сторону фруктового сада, - Настоящий клад?!! Расскажи!

- а чего рассказывать? Стали стену ломать, нашли два мешочка. В мешочках – царские серебряные монеты. Килограмма два-три. Не дай бог, кто узнал бы – раскатали б дом по бревнам. А так, прабабка твоя жила, мы живем, ты и твои дети жить будут. А табличка… бог с ней. Даже место, на котором была, закрашивать не стану. На память.

Дом стоит до сих пор. И отметина от «Саламандры», если поднять голову, конечно, тоже на месте.

А дом вашего детства, он какой?