March 14th, 2010

майорец

ПОСТ СДАЛ, ПОСТ ПРИНЯЛ.

уже каламбур. и улыбка с лица перемещается в душу. а потом ниже, к желудку и остается там надолго. и настроение настраивается на хорошее - в холодильнике полно колбасы и жареной свинины. а соленое сало - аж двух видов! и никто не ест - великий пост. ну, точно, не один у меня ангел хранитель. два. минимум.

шоколадки и печенки лежат на виду и можно сколько угодно откусывать от них и не прятать после укуса по сусекам. вся семья пост приняла и сдавать его не собирается. некому. не положено мне на пост по сроку службы. худеть дальше некуда. кубиков на животе пока нет, но завистливые взгляды коллег-сверстников уже есть.

а ведь было время, когда я на этот пост заступал сутки - через сутки и в карманах не было ничего, кроме нескольких кусков черного хлеба. а за спиной - автомат с полным боекомплектом. настоящий автомат - мечта любого пацана, но когда он есть, хочется есть. постоянно.
по уставу караульной службы есть на посту нельзя, как в великий пост, но есть-то хочется. даже не есть - жрать. и реальное чувство голода отодвигает на десятый план виртуальное чувство опасности - ну, кто, кто будет нападать на охраняемый мною объект?! да пусть только попробуют! кто ж им отдаст черный хлеб без боя!

кипяток с сахаром - нафига заварка, когда и так вкусно?! масло на хлебе - пирожное. не меньше...
я, когда в армию уходил, терпеть не мог сала. а тут хохлу пришла посылка - сало, домашняя колбаса и что-то еще чрезвычайно этнически вкусное. посылка шла две недели и колбаса стала зеленой. мы повертели ее в руках. тщательно обнюхали и выбросили в мусорное ведро. она еще не успела стукнуться о дно, а сало уже кончилось. в тот самый момент я и полюбил сало и с тех пор эту любовь несу. и сейчас она взаимна, а тогда мы сало любили, а оно не могло нам ответить тем же. кончилось потому что. и было грустно...

в этот самый момент мы услышали как выброшенная нами колбаса упала на дно ведра с мусором. а что, подумали мы, быстро достатая из мусора колбаса мусором не считается. мы обнюхали ее еще раз. более тщательно - пахнет, но не омерзительно.
позеленевшая шкурка была снята, колбаса обжарена и съета. нас было пятеро. все остались живы и практически здоровы. и жизнь у всех сложилась. ну, разве что хохол, которому принадлежала посылка, оказался в федеральном розыске. оказался он в нем даже до того, как ему эта посылка пришла. и даже до того, как ему пришла повестка из военкомата. хохол в нашей элитной части прятался от тюрьмы. все два года. никто про это, кроме хохла, не знал. к счастью. а то как бы я полюбил сало?

а вы знаете о том, что снять часового с поста может только разводящий, который его на этот пост определил? или начальник караула или дежурный по части. да и то, если пароль знает. а я пароля не знаю. так что на пост мне нельзя. и улыбка с лица перемещается в душу, и настроение настраивается - скоро куличи.