elshanec (elshanec) wrote,
elshanec
elshanec

Categories:

ТЁТЯ НЕ МОТЯ

Было дело, работал я в телекомпании «ВиД» на проекте «Новый День». Автором работал. Знаете как это, работать автором? Приходишь в офис, и шеф тебя спрашивает: Ну?
А ты загадочно так отвечаешь: Щас, покурю только.
И в курилку идешь - после пожара на Останкинской башне в 2000 г. в телецентре с этим строго - стоишь, куришь, смотришь на башню и думаешь: почему, ну, вот, почему решительно все уверены в том, что сотрудники телецентра сидят в Останкинской башне? Это ведь не так…

Нет ответа. А сигарета кончилась уже. Вторая. И больше не лезет. И когда шеф снова задает свое НУ, тут уж хочешь, не хочешь, а нужно выдавать идею фильма.*

В общем, однажды я решил сделать кино о своей тётушке и ее коллегах-микробиологах.

- чего ж ты раньше молчал, что у тебя такие родственники?! – обрадовался продюсер.

А я и не молчал - моя тётя для меня была просто любимой тётей.




О героизме её я никогда не задумывался. Да она и сама не задумывалась. Просто любила свою работу и всё. Любила, но из долгих командировок возвращалась в слезах и хотела бросить ко всем чертям. И снова ехала.



Мама звала ее Танюшей. Когда сердилась – Татьяной. Коллеги - Татьяной Михайловной. Даже профессора. Профессора особенно. Так, вот, Танюша работала лаборантом в Саратовском противочумном институте «Микроб». Людская молва утверждала, что за высокими стенами института создают бактериологическое оружие. А для прикрытия торгуют в ларьке средством от колорадского жука. В 90-е, когда стало можно задавать вопросы кому угодно, о чем угодно, директор института тысячу раз, наверное, сказал – бактериологического оружия мы не производим. Но средство от жука так хорошо работало, что директору не верили.

Чем же занимались сотни людей в белых халатах, на хорошо охраняемой территории? Они и не скрывали - грызунами и блохами. Грызуны – носители чумы, блохи – переносчики. Спрятался зараженный тушканчик в нору, может и плохо ему там один на один с заразой, а блохам хорошо! И вот он, готовый природный очаг чумы. В такой норке смерть может затаиться лет на 10-15.

Иногда ученым приходилось пройти по засохшей степи не один десяток километров для того, чтобы выявить территорию обитания зараженных животных.

Синхрон Танюши – лаборант Российского противочумного ин-та Микроб с 1972 по 1995 г.г.: По шесть, по семь часов мы были в заразках. Тушканчиков нам привозили уже мертвыми. Зоологи их отстреливали или из капканов доставали. Мы вскрывали животных и высеивали чуму. Если находили, зоологи начинали проводить ликвидационные мероприятия.

Бригады зоологов уничтожали чумных грызунов прямо в норах. Использовали один из самых токсичных ядов в мире – ДДТ. По технике безопасности работать с этой отравой можно только в противочумном комплекте.
Помните сцену из фильма «День выборов»?



Так вот, это только в кино смешно. Представь себе 45 градусов в тени и себя в резиновом ОЗК (общевойсковой защитный комплект). Не хочешь даже представлять? Есть еще вариант. Ты - житель зараженной территории. Территории, на которой объявлен карантин. Идешь себе из одной деревни в другую водки со свояком попить, а тут хоп – КПП, шлагбаум, колючая проволока и солдаты в ОЗК с автоматами наперевес. Даже если у тебя не холера, при которой случается жуткий понос, страшно до усрачки. И тут ты начинаешь понимать - влип. Умоляешь солдатиков пропустить за кордон - семья, дети малые, скотина не кормлена... А от тебя отмахиваются, как от чумного. А может, ты и есть чумной?!

В исторических хрониках 14-го века подробно описана самая страшная эпидемии чумы в Европе. Во время нее погибли пятьдесят миллионов человек. Те, кто выжил, стали называть чуму «Черной смертью». Против тотального мора в те времена существовало только одно средство – карантин.

Синхрон Ильи Дроздова - профессор, доктор медицинских наук, директор Российского противочумного ин-та Микроб в нулевых: В 1753 году Россия на 35 лет отменила смертную казнь по всем уголовным делам. На то был указ императрицы Елизаветы Петровны. Однако Екатерина II снова ввела смертную казнь. Высшей мерой карали за государственную измену и нарушение карантина при чуме.


На территории Советского Союза было несколько эпидемически опасаных зон. Одна из них – степи Казахстана. С 1918 по 1991 годы здесь зарегистрировали 179 вспышек чумы. Более тысячи семисот человек заболели и полторы тысячи из них умерли. Правда, большинство смертей пришлось на двадцатые-тридцатые годы прошлого столетия. Но и на новейшую историю хватило - целые города на карантин закрывали. Ни въехать, ни, тем более, выехать.

И, вот, стоишь ты перед кордоном с автоматчиками и думаешь, трындец тебе или еще не совсем. Страшно? А тётушка моя про страх не думала. Кромсала в заразке чумных тушканчиков на предмет чумы.

Синхрон Танюши: Мы все работали в противочумных костюмах. Это резиновые сапоги, халат до пола, косынка большая, лицо закрыто ватно-марлевой маской. У меня свои очки, но поверх все равно целлофан одевался. Перчатки резиновые, чтобы не было нигде голого тела. В жару, приходилось очень туго.

Ночь прохлады тоже не приносила. Чтобы заснуть, заворачивались во влажные простыни. Через пять минут они были сухими. А вода в степи на вес золота. Хочешь, пей, а хочешь, так.

Синхрон Танюши: Просыпаюсь однажды, смотрю на входе в палатку – змея. Я их жуть как боюсь! Глаза зажмурила, открываю – нет змеи. И голову так приподнимаю чуть-чуть, а она у меня в ногах, поверх простыни! Я так визжала, что, наверное, змея сдохла.

Когда микробиолог работает в стационаре, он уверен – случись что, и коллега придет на помощь. Вот он, рядом, за стеклом бокса. Наблюдает за каждым твоим движением. Но и этого недостаточно. В конце рабочего дня каждый сотрудник, который работал с особо опасными вирусами, в обязательном порядке проходит медицинский осмотр. Если температура тела выше нормы хотя бы на градус – изолятор!

Синхрон Танюши: На выезде, там все не так, как в институте. В поле сам за себя отвечаешь. Знаешь, что если эта блоха чумная и ты сделаешь ошибку, заметят ее не сразу. Только когда свалишься. Колоть, конечно, начнут, но могут и опоздать. Поэтому работали очень осторожно. Но, чего греха таить, в степи мы каждый день температуру себе не мерили.

С годами у Танюши выработалась привычка – НИКОГДА не ставить посуду на край стола. Однажды в заразке она локтем смахнула чашку Петри. О том, что было в чашке, Танюша не рассказывала, но той же ночью у нее поднялась температура. Через 10 минут за тётушкой приехала бригада из института. В тот раз Танюша неделю провела в изоляторе с замкнутой циркуляцией воздуха.

Её мама, моя бабушка, знала, что дочка работает на ответственной и очень интересной работе. Но чтобы настолько!.. С тех пор всякий раз, когда за Танюшей закрывалась калитка, мать крестила ее вслед.

-------
*
На самом деле, автор - это тот, кто придумывает тему фильма, пишет заявку на канал, где ее могут корректировать или вовсе завернуть или попросить автора сделать тоже самое, только в два раз больше и про другое… Потом автор лично обзванивает ВСЕХ героев будущего кина, потом едет брать с ними интервью (иногда в жопу мира), потом расшифровывает ВСЕ кассеты с интервью, отсматривает ВСЕ видео, привезенное из командировок, пишет сценарий, переписывает сценарий еще 10 раз, присутствует на монтаже, получает ценные указания от руководства, что и почему в твоем фильме не так. Потом перемонтаж (и не компьютерный, а это значит, что все от начала до конца переделать), потом озвучка, на которой автор следит за тем, чтобы диктор попадал в нужные интонации (про ударения вообще молчу), потом - приемка мастер-кассеты и только потом – в кассу.

Да, вам, конечно, лгут, что фильм тяжелый труд (с)

(не конец)
Tags: ТВ, работа, родители, семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments